Автор: Александр Гончаров

Курская земля подарила России великого святого – преподобного Серафима Саровского. И она же дала Империи безупречного офицера и благородного человека, чья верность чести и долгу достойна не песни, а полнокровного эпоса.

В 1857 году в Курске родился Федор Артурович Келлер. Его жизнь и смерть – это пример любви к Отечеству и верности Государю. Такие слова кому-нибудь могут показаться излишне пафосными, но что поделать, когда в век всеобщего равнодушия и безверия, русская земля явила личность, неподвластную повсеместной революционной низости и ее теплохладным нравам.

Как и у любого эпического героя у графа Келлера есть своя загадка, без разрешения коей мы не поймем, что же происходило с нами и нашей державой после 1917 года.

Биография Федора Артуровича до Февраля 1917-го включает в себя весьма характерное наполнение. Его отец был кавалерийским офицером, и сын тоже направился по этому же пути.

Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. мы застаем Келлера в качестве вольноопределяющегося в Первом Лейб-драгунском Московском полку. В 20 лет Федор Келлер уже ощутил запах сражений – запах крови и пота. За участие в боевых действиях грудь его украсили солдатские Георгиевские кресты III и IV степени. А давно известно, что Георгиев за «красивые глаза» не давали, надо было по-настоящему рискнуть и отличиться. Потому-то негласно солдатский Георгий и был в среде офицеров самой уважаемой наградой.

В 1901 году мы застаем Федора Артуровича Келлера уже в чине полковника. Его хорошо знают в армии, как великолепного кавалериста, исполнительного командира и идейного монархиста. «Первой шашкой Империи» называют Келлера в начале XX столетия.

Мятеж 1905 года Келлер воспринял как оскорбление Царя и Империи. Бунт, организованный на японские деньги, разросся по всей России. Активизировались не только революционеры всех мастей, но и сепаратисты, мечтавшие отторгнуть от Империи значительные территории. Федору Артуровичу пришлось бороться с мятежниками в Русской Польше. В период исполнения им обязанностей военного губернатора в г. Калиш, он действовал четко и решительно, на корню пресекая потакание инсургентам. Им руководило чувство ответственности за народ и страну. Миндальничать с врагами Империи Келлер не собирался. За это он и был приговорен революционерами к смерти. Первая попытка покушения завершилась полным провалом, а во время второй Федор Артуровича тяжело ранил «бомбист». Более сорока осколков приняло его тело. Но убить Келлера не удалось.

Государь Император по достоинству оценил заслуги Ф. А. Келлера, В 1907 г. он становится генерал-майором с зачислением в Свиту Его Императорского Величества. В 1913 году Келлер – генерал-лейтенант и командует дивизией.

Он был не только превосходным, образцовым офицером. Перу Келлера принадлежит пособие «Несколько кавалерийских вопросов», состоявшие из ряда небольших книжек, и посвященное особой методике воспитания и обучения военнослужащих.

Келлер любил и ценил простого солдата. В отношениях с подчиненными он был строг, но справедлив. Генерал всегда заботился о нуждах рядовых и офицеров, уделяя огромное внимание обмундированию и питанию. И совершенно не терпел воровства и казнокрадства. Естественно, интенданты перед ним трепетали.

В 1914 году разразилась Вторая Отечественная война. Невозможно перечислить все подвиги отважного генерала. Командуя разными воинскими группировками, он одерживал победы над противником, имевшим значительное численность превосходство. Выдающимся примером воинского искусства Келлера стали его атаки в период Заднестровского сражения весной 1915 года.

Современник рисует такой портрет графа Ф. А. Келлера: «Воин с головы до пят, богатырь двухметрового роста Федор Артурович Келлер в трудные моменты лично водил полки в атаку и был дважды ранен. Когда он появлялся перед полками в своей волчьей папахе, чувствовалось, как трепетали сердца обожавших его людей, готовых по первому его слову, по одному мановению руки броситься куда угодно и совершить чудеса храбрости и самопожертвования».

Февраль 1917 года Федор Артурович не принял категорически. Немец по крови, Келлер являлся русским по духу. Он был готов силами своего корпуса прийти на помощь Императору Николаю Александровичу. Но дезинформация и отсутствие связи с Государем помешали этому. Временному правительству Келлера присягать не стал, прямо заявив: «Я христианин, и думаю, что грешно менять присягу».

Захват власти большевиками Келлером был понят, как еще один этап разрушение Российской Империи. В 1918 году, находясь на территории Слобожанщины, генерал от кавалерии Келлер принимает предложение возглавить «Северную армию» Белого движения, формирующуюся во Пскове. Федор Артурович связался с Деникиным.

Путь на Северо-Запад России лежал через славный русский город Киев, в котором находилась самозванная власть «незалежной» Украины и гетман Скоропадский – в прошлом офицер Императорской армии, писавший и мыслящий по-русски и давящийся «мовой» ради сепаратистского,  опереточного государства.

Однако, из Киева Келлера отбыть не успел. Отряды гетмана были разгромлены петлюровцами. Самостийник и бывший «земгусар» Симон Петлюра возглавил мятеж против Скоропадского.

Гетман в отчаянии попросил Келлера возглавить оборону Киева от наступающих петлюровцев. Генерал был признан главнокомандующим гетманской армией. Федор Артурович пошел на этот шаг, совершенно не изменив своим убеждениям. Он мечтал о будущем объединении Северной армии и армии Украинского гетмана с целью похода против большевиков.

Федору Келлеру удалось организовать боеспособный отряд и разбить петлюровский батальон, двигавшийся на захват города. После этого последовало его неожиданное отстранение гетманом. Такой самоубийственный акт Скоропадского кажется идиотизмом.

Петлюровцы ворвались в город. Келлер с верными офицерами был арестован и расстрелян «щирыми» ранним утром 21 декабря 1918 года у памятника Богдану Хмельницкому. Символика расстрела совершенно открыта и дополнительных пояснений не требует. Россию расстреляли…

Отстранение и гибель Келлера несет в себе загадку, не разрешаемую простым ответом, мол, гетман боялся за свою власть, а петлюровцы решили уничтожить своего принципиального врага. Это слишком очевидно, чтобы быть правдой. Тем более, что потом на данной версии и настаивали очернители памяти Келлера.

Разгадка же кроется в словах самого Федора Артуровича: «Объявите, что Вы идете за законного Государя, а если его действительно уже нет на свете, то за законного же Его наследника, и за Вами пойдет без колебаний всё лучшее, что осталось в России и весь народ, исстрадавшийся по твердой власти» и изречении… большевистского «вождя» Льва Троцкого: «Если бы белогвардейцы догадались выбросить лозунг «Кулацкого Царя», – мы не удержались бы и двух недель».

Келлер в отличие от иных руководителей Белого движения в 1918 г. отлично понимал, что «непредрешенчество» – это тупик в идеологическом плане. А русский офицер и солдат должен сражаться не за пресловутое Учредительное собрание, а за конкретную личность, за монарха, «За Бога, Царя и Отечество!». Об этом ведал даже и Троцкий. Революция боится реставрации, а не отката к своей первой фазе (в данном случае – к Февралю от Октября).

Федора Артуровича Келлера признал Святейший Патриарх Тихон. Недаром он прислал свое благословение ему, вместе с иконой и просфорой, как православному христианину и руководителю Православной Русской армии. Вероятно, в период после 1910 г. Келлер перешел из лютеранства в Православие. Сведения просто не сохранились из-за Гражданской войны и всеобщей Смуты.

Популярный монархист, человек долга – Федор Келлер, явно не устраивал ни украинских сепаратистов в окружении Скоропадского, ни немцев (а они еще находились в Киеве), ни либерально-революционную часть Белого движения, ни Англию и Францию («союзников», не желавших восстановления легитимной власти в Российской Империи). Отстранение и убийство Федора Артуровича Келлера фактически было инспирировано ими. Белое движение намеренно лишили одного из тех вождей, который мог его привести к победе над Советами. Судя по воспоминаниям и документам той Гражданской войны, такой вариант является вполне вероятным.

После гибели героя было сказано множество правильных и проникновенных слов, но сохранились и свидетельства очевидцев, как немцы «спасали» Келлера, оскорбляя его и провоцируя отказ от этого самого «спасения». Сохранились письма, и воспоминания того же Скоропадского…

Нередко историки не могут договориться между собой по поводу роли той или иной личности в истории. Но сама история свидетельствует о том, что в переломные моменты, в «точке сборки», именно личность, подчас, и  решает все. Великого потенциального вождя Белого движения убрали руками ничтожных кровавых карликов – петлюровцев. Такова «Большая игра». Игра без правил. Смерть Келлера явилась сокрушительным ударом по возможности спасения России от ужасов Гражданской войны и всего того, что приключилось после нее.

Вечная память рабу Божиему Феодору!

Поделиться ссылкой: