Динара Абдулбяровна Бухарова, руководитель Региональной общественной организации по сохранению и развитию родного языка и культуры «Союз православных татар», директор Татарской национально-культурной автономии района Тёплый Стан ЮЗАО г.Москвы, руководитель Московской татарской православно-христианской общины: “Почитание памяти павших, оборонявших Казань, и их религиозная героизация в качестве «шахидов» — это “выстрел себе в ногу”.

В «Духовном управлении мусульман Республики Татарстан» (ДУМ Татарстана) решили ежегодно 13-го шавваля (дата по лунному календарю) проводить день памяти павших при взятии Казани — «Хәтер көне». Причём не тех павших воинов, которые штурмовали Казань, и даже не всех погибших с обеих сторон, а именно тех, кто оборонял Казань от татарско-русских войск Шах-Али и Ивана Грозного. Причина такого решения может иметь несколько скрытых уровней, первый поверхностный — попытка забрать, перехватить инициативу проведения «Хәтер көне» у маргинального лагеря татарских сепаратистов-исламистов (последнее время над ними «сгустились тучи») и передать её в руки официального мусульманского духовенства, второй уровень — сохранить сепаратистский исламистский потенциал через воспитание молодых поколений под предлогом «памяти шахидов» в духе борьбы с Русской Православной Церковью, окормляющей в том числе татарский народ (часть татар традиционно исповедует православное Христианство, что было признано татарами мусульманами впервые за 7 веков после насильственной исламизации татар ханом Узбеком), и с исторической Россией — наследницей и преемницей Золотой Орды. Третий возможный уровень — сигнал коллективному Западу и Турции, мол, Казань держится изо всех сил и под носом у Москвы может себе позволить чтить память борцов за независимость от неё покоренного мусульманского государства.

Как бы там ни было, но формируется своеобразная ось координат: «Независимость, разделение татар и русских, ислам». И всё это под благовидным предлогом перехвата инициативы у почти разгромленных татарских сепаратистов-исламистов и передачи её в руки официальной мусульманской структуры, проповедующей традиционный для турок и части татар матуридитский ханафитский суфийский ислам (турецкая ветвь суфийского ордена накшбандия муджадидия — халидия). Следует отметить, что оборонявшие Казань от татарско-русских войск Шах-Али и Ивана Грозного были сторонниками т.н. «турецкой партии», ведь речь ни о какой независимости не шла. Казань выбирала, с кем интегрироваться: со своими — татарами, русскими и другими народами исторической России на основе православного Христианства и принципов веротерпимости или с чужими — турками-османами на основе ислама? Большинство татар поддержало взятие Казани либо прямым участием в штурме Казани, либо неучастием в её защите. Обороняющиеся оказались в татарском меньшинстве. Большинство татар штурмовали Казань либо её не защищали от штурмующих. Это о чём-то должно говорить их потомкам, желающим «чтить память шахидов». Победила «московская партия». Татары сами своими руками завоевали Казань и присоединили к Москве, после чего вместе вели Ливонскую войну против коллективного Запада. Свою приверженность единству с русскими и другими народами исторической России татары подтвердили и в Смутное время, когда от событий взятия Казани прошло не так много лет. Татары в период польской оккупации Москвы не захотели этим воспользоваться и восстанавливать независимость ханств — Казанского, Астраханского, Сибирского, а вместе с русскими и другими народами пошли освобождать общую столицу — Москву от западных захватчиков. Это ли не подтверждение окончательной исторической победы «московской партии» внутри татар?

Продолжение по ссылке http://www.allcossacks.ru/index.php/component/content/article/69-2011-01-10-21-58-52/3273——r

 

Поделиться ссылкой: