Автор: Ольга Решетникова

Большое счастье в жизни человека испытать потрясение искусством. Эти незабываемые моменты навсегда остаются в душе и, подобно животворным источникам, придают силы, укрепляют дух, обращают взор к Небу. В моей жизни знакомство с творчеством В.Г. Распутина подарило не просто восхищение художественным произведением, но и стало поворотной точкой в формировании мировоззрения.

«Прощание с Матерой». Я читала эту повесть очень медленно, желая чтобы она не кончалась как можно дольше. Казалось бы, что интересного для девушки в бесконечных разговорах забытых Богом старух, не желавших покидать на старости лет родные места. Ни тебе динамичного сюжета, ни детективной интриги, ни любовной истории. А повесть не отпускала и заставляла задуматься о том, о чем не принято было говорить на уроках истории и литературы в советской школе и уж тем более на пионерских и комсомольских собраниях. Без пафоса, лозунгов и громких слов, не поминая имени Бога, В.Г. Распутин говорил своим читателям, что мы наследники великой тысячелетней России, уникальной православной цивилизации. Наши предки завещали нам любить родную землю, хранить ее, украшать – чувствовать с ней «самую жгучую, самую смертную связь». С той поры я внимательно следила за творчеством писателя и читала все его произведения, как художественные, так и публицистику. Я и представить себе не могла, что мне доведется не только познакомиться, но и общаться с Валентином Григорьевичем.

Мы познакомились в ноябре 1994 г. в Софии, где мы с мужем были в командировке с 1991г. Распутин приехал в Болгарию по приглашению Союза болгарских писателей. Поводом стало издание на болгарском языке сборника его публицистики. Нам удалось найти спонсоров и не только издать для болгарских читателей произведения В. Белова, В. Распутина и Э. Сафонова, но и организовать «Дни российской культуры в Болгарии». «Впервые моя публицистика издается за рубежом, книжка небольшая, но очень ценная для меня», – отметил писатель.

Программа его пребывания оказалась очень насыщенной: В.Г. Распутин встречался с болгарской общественностью, вел переговоры с руководством Союза болгарских писателей, дал многочисленные интервью самым разным изданиям, выступал с лекциями, посетил красивейшие болгарские города: Ловеч, Велико Тырново, Котел, Жеравну, Бургас, Созополь.

Нужно отметить, что визит известного русского писателя в Болгарию проходил в очень сложный период для наших стран, переживавших глубокий экономический, политический и духовный кризис, вызванный распадом Советского Союза и социалистической системы. Процесс глубоких общественных изменений в Болгарии, увы, очень быстро приобрел не только антикоммунистическую, но антироссийскую направленность. Новое, так называемое «демократическое» руководство страны вело Болгарию в НАТО и ЕС, ориентировалось на идеологическую систему ценностей Запада. Россия, занятая своими внутренними проблемами, безучастно молчала. В одночасье были разорваны все советско-болгарские связи, развивавшиеся десятилетиями.

Распутин откровенно признавался: «Отправляясь в Болгарию, мне казалось, что я еду попрощаться со старыми друзьями, посмотреть, что осталось от национальной Болгарии с ее более чем тысячелетней историей, окончательно ли вошла в Европу или сохранила национальные особенности…

Еще недавно слово «братья» имело политический смысл, а ведь его истинное содержание духовное. Хотелось увидеть, живы ли эти духовные связи. Было чувство, что придется заново знакомиться со страной, которую раньше хорошо знал.

Я пережил приятное разочарование – оказалось, что заново знакомиться не нужно, здесь много людей, которые продолжают относиться к России по-братски».

Во время многочисленных встреч болгары спрашивали Валентина Григорьевича о жизни в России, состоянии российской культуры, его отношении к А.И. Солженицыну, М.С. Горбачеву. «Россия сегодня близка к апокалипсису, – сказал Распутин. – Перевернули мы Россию, а там оказалась гнойная рана. В этой тяжелейшей обстановке можно просто отступить, двинуться на поиски благословенного края, патриоты же сегодня те, кто не отделяет себя от судьбы своей страны и готов обустроить ее собственными трудами».

На вопрос о своих творческих планах Валентин Григорьевич ответил так: «Положение, в котором сегодня находится Россия, можно сравнить с пожаром.

Мы предчувствовали, что полыхнет, но не могли себе представить подобного масштаба. В такой момент, конечно, невозможно усидеть за письменным столом. Жизнь заставила покинуть свой кабинет и вмешаться в политику, несмотря на то, что я не чувствую себя политиком…

Писательский нерв связан с общим нервом своей страны и своего народа. И когда народ страдает, не чувствовать эту боль невозможно».

В острых дискуссиях о прошлом и будущем России и славянских государств писатель не скрывал своих убеждений. «Почему вы думаете, что для России царизм был плохой системой? С ней страна жила тысячу лет. В 1917 г. монархия «ушла» не потому что изжила себя и уже «не работала», а потому что большевистская революция оказалась сильнее. В большой степени это произошло благодаря Европе – демократия все же европейская «ценность». Ее ценности вторглись в Россию, их взяли на вооружение определенные политические силы, которые оказались сильнее монархии. В этом причина, а не в том, что эта система не подходила стране и не могла ей больше ничего дать». На вопрос о возможности восстановления монархии в России Распутин ответил, что «это невозможно до тех пор, пока монархические настроения не охватят общество сверху донизу, не появятся соответствующие организационные структуры – без духовной составляющей политическая система безжизненна».

Многие журналисты спрашивали Распутина, почему он считает, что если Болгария повернется к Европе, то потеряет свое собственное лицо. Писатель ответил так:

«Безусловно, в широком смысле Болгария – это европейская страна. Но речь идет об идеологической и культурной интервенции Запада. Она не может остаться без последствий. Вы не боитесь, что войдя в Европу, быстро окажетесь «перевоспитанными»?»

Некоторые болгарские журналисты спрашивали у него, как он относится к обвинениям в свой адрес в национализме и антисемитизме. Валентин Григорьевич ответил, что он против национализма и антисемитизма. Он подчеркнул, что на самом деле происходит злонамеренная подмена понятий – национализмом пытаются назвать защиту духовных и нравственных традиций русского народа. «В воспитании народа в лучших национальных традициях нет опасности ни для кого… Плохо ли, если я говорю: я не должен поступать дурно, потому что я русский… Я за русскую культуру, но для некоторых слово «русский» звучит как «антисемит». Ну, тогда для таких я антисемит».

На вопрос, с кем Россия – с Европой или против Европы, Валентин Распутин ответил: «Россия – это европейская держава сама по себе».

Вот уже шесть лет как нет с нами Валентина Григорьевича Распутина. Его любовью к России и нашему народу проникнуты все его произведения. Не потерял актуальности завет писателя всем, ныне живущим: беречь Россию, свою веру и традиции, свою семью. Только так Россия может избежать судьбы Матеры.

 

Поделиться ссылкой: