Сегодня столетие великого и страшного Русского Исхода. Свыше 2 млн русских людей навсегда оставили Россию и рассеялись в Зарубежье. Тогда никто из них не думал, что это надолго, что большевистское рабство растянется на целый век.

Они уходили все дальше от русских берегов. Цвет народа, люди самых разных сословий и занятий: от простого крестьянина и казака, до великих князей. Оставалась поруганная, преданная Родина, бывшее великое Царство, Государь которого со всей Семьёй был изуверски убит, а тела их растерзаны. Там оставались поруганные храмы, на Царских врата которых распинались пастыри, а сами храмы превращались в места расстрелов и пыток. Там оставались могилы сотен тысяч русских офицеров, юнкеров, казаков, гимназистов, поднявших свой праведный меч против красной гадины, несущей нечеловеческое сатанинское рабство. Народ разрывался на части: одни уходили в изгнание внешнее, другие – в изгнание внутреннее, хозяевами же России становились чужие, бесы во плоти. Для них само имя России было ненавистно, и они делали все, чтобы вытравить его из народной памяти.

А для русских изгнанников главной задачей стало сохранить имя России, сохранить в сердце и душе.

Почти сто лет назад этим путем изгнания отправилась и семья моего прадеда-командира 3-го Кизляро-Гребенского казачьего полка полковника Владимира Петровича Беллика, во время Первой мировой войны начальника контрразведки при штабе генерала Н.Н.Юденича. Их путь лежал из Грозного, где они жили, в Батум, а оттуда заграницу. Чеченцы сделали все, чтобы помочь семье прадеда, выделив ему охрану и сопроводив так далеко, как смогли. А в Грозном красные банды надругались над усыпальницей прапрадеда-генерала и его сына, погибшего на Германском фронте в 1915 г.: их тела были выброшены из склепов, могилы разрушены. Прадед, его жена, моя прабабушка с маленькими детьми, моей бабушкой и братом, достигли Константинополя, где прадед встретился с генералом бароном П.Н. Врангелем и передал ему большую денежную помощь для частей в Галлиполи и Лемносе. Потом был юг Франции, где прадед помогал всем русским, как мог. В 1936 г., еще не старый человек, он скончался и был похоронен на Ницком кладбище Кокад в своей белой черкесске. Гроб был обит железом, чтобы можно было перезахоронить в России.

На снимках: мой прадед полковник Владимир Петрович Беллик, фотореконструкция О.Ширниной, и удостоверение Константинопольской миссии моей прабабушки Надежды Аркадьевны Беллик (урожденной Мамврийской), в том, что она отправляется с детьми заграницу.

Автор: Пётр Мультатули

Поделиться ссылкой: