— 1671 г. Казнь Степана Разина

В Москве, на Болотной площади, при огромном стечении народа казнен бунтовщик, атаман Степан Разин. При жизни он пользовался большой популярностью. Толпы народа стекались в его войско. Массовости армии Тимофеевича Разина благоприятствовал слух о якобы идущих с ним «бить бояр-изменников» царевиче Алексее Алексеевиче (на самом деле умершем в 1670 г.) и Патриархе Никоне, т. е.​ якобы Разин получил одобрение законной власти и благословение Церкви.

 

— 1787 г. Путешествие на юг Императрицы Екатерины II

Желая осмотреть новые владения в Крыму, весной 1787 года Императрица Екатерина II отправилась в путешествие на юг. Ее сопровождал огромный караван слуг, охраны и иностранных гостей. С Императрицей Екатериной II ехал император Священной Римской империи Иосиф II, которому она хотела показать новые владения. Зрелище превзошло ожидания – там, где раньше расстилалась голая степь, появились многолюдные города, села, распаханные поля. Самые подозрительные иностранцы даже решили, что это — раскрашенные декорации, построенные Потемкиным по приказу царицы. Находясь в Полтаве, 6 июня Императрица Екатерина II присвоила князю Потемкину титул князя Таврического.

 

— 1877​ г. «Баязетское сидение»

​​Во время русско-турецкой войны 1877-1878​ гг. на Кавказском театре военных действий небольшой русский гарнизон начал героическую оборону крепости Баязет (ныне г.​ Догубаязит на северо-востоке Турции), длившуюся 23​ дня и вошедшую в историю как «Баязетское сидение».

6​ июня турки в числе 25​ тыс. под начальством Фаик-паши и Кази-Магомета заняли город Баязет и обложили его крепость, в которой оказались запертыми до 1,6​ тыс. человек. Крепость не была подготовлена к осаде, так как её комендантом не было отдано своевременно распоряжений о создании запасов воды, а продовольственный склад гарнизона был размещён в городе, и провизия доставлялась в цитадель по потребности. Утром 8​ июня турки большими силами под командованием бывшего коменданта города Кямал — Али паши предприняли мощную атаку на цитадель. Поддавшись панике, подполковник Пацевич, с согласия ряда других офицеров, в том числе и коменданта крепости Штоквича, принял решение о сдаче Баязета, однако был за это отстранён от командования полковником Исмаил — Ханом Нахичеванским, который на правах старшего по званию по собственной инициативе вступил в командование гарнизон ом. Положение осажденных с каждым днем ухудшалось. Быстро истощились небольшие запасы продовольствия, в цитадели совсем не было воды. Добывать ее приходилось в ручье, протекавшем недалеко от крепости. При этом турецкие стрелки часто расстреливали смельчаков, спускавшихся за водой.​ ​В течение 23 дней гарнизон мужественно отражал все атаки турок, и наконец, 28​ июня (10​ июля) был спасён войсками Эриванского отряда генерала Тергукасова: благодаря его умелым действиям и промахам противника турецкие войска были отброшены от Баязета. В течение осады гарнизон потерял убитыми и ранеными 10 офицеров и 276 нижних чинов.

Стойкая оборона Баязета не позволила турецкому командованию прорвать левый фланг русской Кавказской армии и выйти в тыл шедшим на Эрзрум войскам Паскевича. Отвлечение маленьким гарнизоном цитадели крупных сил турок, предотвратило нападение на Эриванскую губернию и спасло ее население от истребления и грабежей. Не будь Баязета, турецкая армия имела бы шансы проникнуть в Армению, далее в Азербайджан, Грузию и на Северный Кавказ. ​ Полковник Исмаил-Хан Нахичеванский за боевые отличия был награждён чином генерал-майора, а за примерную храбрость и распорядительность, оказанные во время блокады Баязета в июне 1877​ г.​ — удостоен ордена святого Великомученика и Победоносца Георгия IV​ степени. Другими орденами были награждены еще 8 офицеров из числа освободителей и осажденных. За отличие в делах против турок капитану Тифлисского местного полка Ф.Э.Штоквичу был присвоен досрочно чин майора.

 

— 1905 г. Встреча Императора Николая II с оппозицией

​На ферме в Петергофе состоялась первая историческая встреча русского Самодержца с представителями оппозиционного общества. Она прошла в примирительных тонах. ​От имени делегации оппозиционеров выступил кн. С.Н.Трубецкой. Его язык существенно отличался от тона монархических съездов. «Мы знаем, Государь, — говорил он, — что Вам тяжелее нас всех… Крамола сама по себе не опасна… Русский народ не утратил веру в Царя и несокрушимую мощь России… Но народ смущен военными неудачами: народ ищет изменников решительно во всех — и в генералах, и в советчиках Ваших, и в нас, и в господах вообще… Ненависть неумолимая и жестокая поднимается и растет, и она тем опаснее, что в своем начале она облекается в патриотические формы».

Государь, сочувственными кивками подчеркивавший многие места речи кн. Трубецкого, приветливо отвечал, что он не сомневается в горячей любви к родине земских людей.​ «Я скорбел и скорблю о тех бедствиях, которые принесла России война, и которые необходимо еще предвидеть, и о всех внутренних наших неурядицах. Отбросьте сомнения: Моя Воля — воля Царская — созывать выборных от народа — непреклонна. Пусть установится, как было встарь, единение между Царем и всею Русью, общение между Мною и земскими людьми, которое ляжет в основу порядка, отвечающего самобытным русским началам. Я надеюсь, вы будете содействовать Мне в этой работе».

Автор: Чернозатонский Игорь Александрович

Поделиться ссылкой: