– 1606 г. Постриг Симеона Бекбулатовича

Симеон Бекбулатович (до крещения Саин-Булат хан, в монашестве Стефан; умер 5 января 1616, Москва) — касимовский хан в 1567—1573 годах, сын Бек-Булат султана, правнук Ахмат-хана, правившего Большой Ордой. Вместе с отцом перешел на службу к Ивану IV Васильевичу Грозному. Участвовал в Ливонских походах 1570-х годов. В годы опричнины Иван настоял на именовании Симеона «великим князем всея Руси» (1575—76), хотя, в сущности, политического веса Симеон не имел и оставался лишь подставным лицом. C 1576 года — великий князь Тверской.​ ​ ​ ​ ​ ​

По приказу Лжедмитрия I, видевшего в нем конкурента, был отправлен и пострижен под именем Стефана в том же Кирилло-Белозерском монастыре, где десятью годами раньше окончил свои дни его тесть, старец Иона. Лжедмитрий знал об этом и наказывал, чтоб постригли его “как старца Иону Мстиславского” и о том “отписали к нам к Москве, чтобы нам про то было ведомо”.

 

– 1702 г. Указ царя Петра I

Указом царя Петра I предписывалось совершать обручение за 6 недель до венчания и разрешалось после сговора жениху оставлять невесту, как и невесте жениха: «… аще бы жених обручил себе невесту, не узревши ее прежде обручения и в самом обручении… мняши яко красна есть и благообразна не скорбна и здрава, по обручении же аще бы уведал, яко есть безобразна, скорбна и нездрава, может от нея быть свободен».

 

– 1774 г. Калалахское сражение.

​ Это был самый блистательный русский бой. В царской России он был символом русской боевой отваги. Вовремя русско – турецкой войны, весной 1774 года турецкий корпус численностью 10 тысяч человек под командованием калгиШабаз-Гирей-Солтана начал поход против союзной России Эдисанской ногайской орды, которой правил ДжанМамбет бей. Вскоре к калге присоединился отряд Девлет-Гирея из Тамани. Это означало, что султанская Порта начала пересмотр условий договора о «вечном союзе» России и Крымского Ханства, заключенного в 1772 году. В рамках этого конфликта полутысячный отряд подполковника Бухвостова, входящий в состав армии князя В.М.Долгорукова, был направлен на помощь ногайцам. Разбив турецкий авангард в низовьях Кубани, русские солдаты захватили город Копыл. Однако расстановка сил оказалась явно не в пользу Я. Бухвостова, и тот принял решение поспешно перевести все свои силы на реку Ея, поближе к театру возможных боевых действий. В результате этого крупный обоз, который сопровождали солдаты подполковника, остался практически без прикрытия. Его охрану поручили небольшому казачьему отряду Платова и Ларионова. 3 апреля 1774 года. В этот день произошло сражение, которое в царской России заслужило особое внимание, как военных, так и представителей общественности. Событиям 3 апреля 1774 года было посвящено множество публикаций, как в серьезной исторической литературе, так и в газетах, в том числе в «Санкт-петербургских ведомостях» и «Кавказ». Изучив обстоятельства той битвы, получившей название «Калалахского (по имени ближайшей реки Калалы) сражения», авторы сходились в едином мнении, что это был самый блистательный русский бой.

​Под началом объеденного командования Девлет-Гирея и Шабаз-Гирей-Солтана находилось порядка 25 тысяч бойцов. Кроме кадровых турецких военных на обоз Платова-Ларионова напали некрасовские казаки, черкесы и «арапы». Они молниеносно атаковали временное укрепление – ретраншемент, которое возводилось на местах стоянок обоза. В ночь перед атакой к двадцатилетнему Матвею Платову подошел старый казак (его имя не сохранилось) и сообщил о том, «птицы кричат» по-особенному, что не должно быть. Матвей Платов направил двух смельчаков в штаб подполковника Я. Бухвостова за помощью. Судя по всему, это произошло ночью перед битвой, так с раннего утра турки окружили обоз. Пред рассветом Платов собрал казаков и обратился к ним с речью о «русской неустрашимости» и ответственности перед предками.

Внезапный удар огромного числа всадников был встречен таким же внезапным и ошеломляющим огнем обороняющих. С каждым новым штурмом из-за нарастающего количества убитых турок нападающим все труднее было пробиваться к казакам. Всего было отбито семь атак, и готовилась восьмая, которая должна стать решающей. И в этот момент неожиданно в тыл корпусов Девлет-Гирея и Шабаз-Гирей-Солтана силами нескольких сотен ударили донцы молодого подполковника Уварова, которых отправил на помощь Я. Бухвостов.

​ Были произведены подсчеты убитых на поле боя. Были найдены убитыми около 500 человек неприятеля. Потери российской стороны в тот день составили 8 погибших, 15 пропавших без вести и 54 раненных.

После этого сражения правители ханского Крыма приняли решение больше не «идти на Дон», так как турки и крымские татары отказывались воевать с донцами. Именно в этом сражении проявил себя доблестный Матвей Платов. Императрица Екатерина II наградила Матвея Платова специальной золотой медалью «За ревностную службу», а подполковник Я. Бухвостов оказался первым, кто получил на Кавказе орден святого Георгия III степени.

 

– 1895 г. Пасха. Светлое Христово Воскресение

​  Царь Николай II христосовался с подданными. Как правило, процедура христосования занимала у Царя от двух до четырех дней. 3 апреля 1895 г. он записал, что в несколько приемов христосовался «с военным начальством и нижними чинами» «своей» роты Преображенского полка, стоявшей в пасхальную ночь в карауле Аничкового дворца. Это заняло час дорогого царского времени. На следующий день он христосовался с «егерями охоты», а 5 апреля состоялось христосование со старообрядцами.

 

– 1980 г. Торжественный вечер, посвященный 600-летию Куликовской битвы

​ ​В Москве в Центральном лектории Политехнического музея состоялся торжественный вечер, посвященный 600-летию Куликовской битвы. В зале присутствовали практически все, кто впоследствии вошел в Совет и актив объединения «Память». Выступали художники И.С.Глазунов, И.О.Комов, писатели В.Чивилихин, Д.Жуков, Ю.Селезнев, поэты Ю.Кузнецов и А.Марков, космонавт В.Севастьянов, музыканты Ю.Дунаев и В.Кобзев. Все они составляли цвет русского патриотического движения того времени.​

Вечер прошел в духе восторженного единения русских людей. Один из его участников Ф.Я.Шипунов рассказывал впоследствии, что, вернувшись с этого вечера, произнес знаменательную фразу: «Вот так бы и нам, как наши предки сбросили татарское иго, сбросить бы иго иудейско-масонское».

Автор: Чернозатонский Игорь Александрович

Поделиться ссылкой: